Category: кино

Окна напротив...

Интересных, неожиданных впечатлений можно «нахвататься» получить совершенно разным способом. И в разных местах: просто иногда надо менять привычные пути и направления. И знать такие места.

Например, в Москве проходит много не сильно рекламируемых, и, естественно, в этом плане отнюдь не помпезных кинофестивалей. Но на одном из них несколько лет назад я познакомился с потрясающими работами южнокорейского режиссера Ким Ки Дука, а в эту пятницу побывал на закрытии 7-го фестиваля польских фильмов «Висла» и открыл для себя новое имя, точнее два: режиссера — Мацей Пепшица, и актера – Давид Огродник.

kino2

Collapse )

Потрясающе сделан фильм. Я не хочу делиться особыми впечатлениями, но, просто ловите его в прокате (не уверен, что на экране компьютера он произведет такое впечатление).

Едем дальше...

Информационными партнерами нашего - пожалуй, уже готов называть его «грандиозным» - проекта «Танго.Затмение» выступают ряд анти-кафе. Эти заведения сейчас усиленно рекламируются и мне очень приятно, что мы нашли точки соприкосновения с рядом из них. Мне довелось заглянуть в «Зеленую дверь».



Нет, я давно в жизни не испытывал этого чувства, когда тебя обдает энергией, беззаботностью, атмосферой свободы и, как будто, даже другой, иной жизни. В кафе, где я люблю проводить время, все вокруг говорят, каждый сам с собой, как будто островки, соединенные лишь пространством и временем. Ну, как наша сегодняшняя жизнь большей частью.

А здесь... Ну не знаю, ощущение коммуны, что ли... Не знаю, как передать — впечатление поверхностное, как у импрессионистов, у меня было всего пару минут, но люди-кролики, смех яркой вспышкой слегка подъослепило на время:



Не знаю, останется это впечатлением-слепком, или так действительно есть, но, будет время, я прихвачу ноут и потрачу пару часиков в антикафе... Отчитаюсь, наверное.

А в завершение — иногда стоить посмотреть по сторонам:



Увидел у партнеров и почему-то пришла первая мысль: «на случай войны, как я понимаю». А потом мелькнула вторая — что теперь, это уже не воспринимается как шутка, как было несколько лет назад, а пробуждает память 80-х...

Скромное обаяние дикторского голоса

Я начинал работать на государственном телевидении на том самом переломе, когда принципы советского ТВ стремительно уходили в историю. У нас еще не было в обиходе модного ныне слова «стэндап» (подача журналиста в кадре), все называлось проще, вместе с рудиментным, но прижившимся, видимо, на века «синхроном» (название интервью со времен кинопленки); была раз в 2 года сдача многостраничного, по-моему в количестве 89-ти, ПТЭ для режиссеров («Правила эксплуатации технических средств телевидения и радиовещания» — не забуду всю жизнь, видимо), инструкция, которую заучивали почти наизусть. Еженедельные планерки у главного редактора, которые постепенно можно было уже не посещать: сначала под видом съемок, монтажа, а потом — потому что просто не хочется.

Кадр-3ПМ еще стоял в вещательной аппаратной, с него шли эфиры — хотя когда-то монтировали, и это, как мне рассказывали, напоминало сцены из фильмов про запуски ядерных ракет, когда двое инженеров синхронно нажимали кнопку:

Кадр 3ПМ

...но, если ставили на монтаж на Кадр-103 (как он делал замедление, просто невероятно!), то казалось, что отправляют в эпоху каменного века, и соглашались лишь потому, что времени других аппаратных не хватало:

Кадр-103

Смена принципов была интересной. Время оживления и раскрепощенности, время, когда «микрофонку» (содержание эфира) можно уже было делать недословной, а писать вкратце, своими словами. Когда можно было экспериментировать, искать новые формы...

Но многое - прекрасное и замечательное - уходило. Ушли выстроенные кинокадры, съемки на ТВ, достойные кинофильмов, картинка становилась все более техногенной и, одновременно, простой. И в кадре становилось все меньше дикторов, с их красивыми голосами и поставленной речью, их сменили, подчас коряво, говорящие головы журналистов. Профессия диктора и дикторы становились ненужными. Перед моими глазами были люди, которые, когда-то были легендой и образом Телевидения, а теперь им место уже не находилось.

Это необратимое, сопутствующее всем революционным изменениям явление — когда хорошее тоже канет в Лету вместе с тем, что в ней должно было бы оказаться прежде всего и раньше. Мне далеко не всегда нравятся журналисты-ведущие, хотя я понимаю всю мотивацию их появления в прямоугольнике 3:4.
В какой-то момент, я помню, тогда стал, вопреки тренду, использовать дикторов, почти полностью исключив иную, кроме дикторского голоса, подчитку закадрового текста... Это было давно, но правдой.

Сегодняшний диктор на ТВ говорит не тем обаятельным голосом, что хранится у меня в памяти. Натужный блокбастер ничего общего не имеет с правильной, красивой - как красивая музыка речью.

А вспомнил про дикторов я совершенно случайно, наткнувшись на аудиокнигу замечательного рассказа Ю. Казакова «Вон бежит собака». Я привык, что аудиокниги читают актеры, и вдруг... слышу, да это же диктор с голосом и интонациями советского ТВ!

Послушайте, ведь это здорово:


PS:У меня почти не осталось фото тех лет, поэтому картинки - просто из интернета

Жертвоприношение. Андрей Тарковский

Когда я смотрю этот фильм, я начинаю думать о детстве, о прошлом, о том, что безвозвратно потеряно, ушло, неоцененное, в ту пропасть, что зовется Временем. Ушедшим Временем. Я думаю о будущем, которое тоже поглотится этим нещадным водоворотом.О моем будущем. Я вспоминаю настоящее, и знаю, что мгновение вперед - оно станет прошлым и исчезнет, открыв дорогу будущему, в тот же миг ставшему настоящим.

После этого фильма невозможно спокойно писать - он будоражит меня, приводит в оцепенение. Руки и пальцы, словно, перестают слушаться. Я весь скован и движения мои происходят как будто не от меня. Ничего не хочется говорить, объяснять, ничего не рвется наружу. Все внутри.

Последний фильм Андрея Тарковского. Его Жертвоприношение. "Вот мой Реквием", - говорит Моцарт Сальери в "Маленьких трагедиях" Пушкина. "Вот мое Жертвоприношение", - как будто говорит Тарковский.

Андрей Тарковский.
"Жертоприношение".

Не чокаясь...

---------------------------

Post Scriptum:
"Freitag": Европейцы, возможно, тоже напуганы, они не могут разобраться, где для США заканчивается "Аль-Каида", а где начинается сценарий угроз другого рода. Каким образом, например, в списке государств, обладающих ядерным оружием, и по которым может быть нанесен удар, оказалась Россия?

Фридман: Это часть нашей стратегии - уничтожать все возможные источники получения ядерного материала, которым могла бы воспользоваться "Аль-Каида". Там, где США не уверены, что ядерный арсенал действительно находится в надежных руках правительства, мы при наличии сомнений будем наносить удары. А США не уверены, что арсенал России действительно находится под контролем Путина.

....Будет война?......
  • Current Music
    J-S Bach. Mathew Passion.